googlefacebookvkontakte
+7 (495) 72-77-999
Главная » Мышление » Там и здесь. Одни и другие.

Там и здесь. Одни и другие.

7 Июнь 2012

Итак, клуб «Другой Бой» родился. Хотя это и не совсем так, ведь формально клуб существует уже два-три года. За это время мы успели набить себе шишки в боях, поработать над ошибками, что-то понять, многое проверить и перепроверить. Кое-где даже пролилась кровь. Но больше всего мы думали. Над тем, что творится вокруг нас, тем, что внутри и той трудно уловимой чертой, на которой сознание встречается с внешним миром. Мы думали о себе.

 

Нас часто спрашивают, как файт связывается с мышлением и кто же мы больше – бойцы или философы? И лично у меня на этот вопрос есть одно очевидное объяснение. Чем бы ни занимался человек, писал ли романы, слушал ли музыку, починял ли батареи или учил других, у него всегда есть возможность осознавать свою деятельность, себя в этой деятельности и вообще любую ситуацию, в которой он оказался. Даже умирая, у человека остаётся возможность подумать над этим процессом, а значит что-то ещё понять про себя. Ну, а я люблю заниматься боем и осознавать самого себя, отталкиваясь именно от него. Ведь уже одно то, что многих привлекает тема, в которой один человек учится причинять увечья другому, то, что многими это не воспринимается, как что-то отвратительное и недостойное мыслящего человека, и то, что такую агрессивную деятельность многие назвали искусством и связали с духовным поиском, уже одно это парадоксально и непостижимо на первый взгляд. Нужен второй и третий. Хочется разобраться.

Часто говорят, что искусство боя – это пот, преодоление страхов, терпение боли и работа, работа, работа. Ну, а я полагаю, что всё начинается с сознания и именно его работы. Понимаете, человека можно, конечно, погрузить в файт и работу на износ, но он всё равно будет либо осмысленно это делать, либо нет. И многие объяснения, зачем нужно заниматься боем, мне видятся слабо продуманными. В самом деле, для чего вообще практиковать файт, если вы не зарабатываете деньги на ринге или не живёте в опасной среде, где день за днём сталкиваетесь с угрозой своей жизни. Зачем драка нужна нормальному человеку, который живёт в благости и предпочитает обращать внимание на прекрасное, а не на кровь и непонятный ему экстрим. Большинство занимающихся искусством боя хватаются за клишированные объяснения своих занятий файтом, мол, нужно уметь постоять за себя и своих близких, или, вообще что ты за мужик, если не умеешь драться. Но обычно этим прикрывают банальные желания власти над другими людьми, славы, добытой в боях, признания своих достижений и возвеличивания себя в собственных глазах. Не все, разумеется, но чаще всего происходит именно так. Человек хочет знать, что чего-то стоит в этой жизни и… собственно, всё. Но признаться самому себе в этом не получается, потому что тебя уже хлопают по плечу в знак одобрения или вручают какой-нибудь приз за заслуги. Да и как признаться, если на это элементарно нет времени, ведь постоянно вкалываешь в поте лица. Как появится ясность, если вместо процесса исследования и размышления у тебя лишь мёртвые убеждения в том, что ты прав. Чрезмерная серьёзность по отношению к себе губительна для сознания, потому что оно в этом случае уже несвободно.

Поверьте, можно заниматься боем и иначе. По-другому. И пробовать осознать свой страх, свою боль, ненависть и отчаяние прежде, чем преодолевать их. А также попытаться осознать саму суть процесса преодоления. Любая осознанная деятельность, на мой взгляд, прежде всего, должна что-то развивать в сознании, а уже потом в деятельности. Ведь и ситуации, где внезапно понадобятся навыки бойца, возникнут несколько раз за жизнь, а у некоторых вообще никогда. При этом, мы, каждый раз открывая рот, пробуем выразить свои мысли. От своего сознания мы неотделимы, тогда как к любой форме деятельности мы всего лишь обращаемся за помощью время от времени. Если чему и работать постоянно, так это сознанию. Парадокс, но если мастер много умеет снаружи, но мало внутри, то этот дефект гораздо заметнее. Когда тот, кто достиг в своём деле больших высот, громогласно начинает нести чепуху, понимаешь, что он, возможно, научился делу, но ничему не научился у своего дела. И именно это останавливает от того, чтобы пойти к такому мастеру в ученики.

Мне, как и многим, не нравится часто навязываемый милитаризм в боевых искусствах. Начиная с атрибутики в виде камуфляжных штанов и военных ботинок, заканчивая самим инструктором, орущим на тебя о том, чтобы не сдавался и боролся до конца. Словно бы сама причастность к армии уже указывает на то, что такие люди больше других понимают толк в сражении. Но, простите, что может армия, когда речь идёт о моих собственных глубинных пониманиях злости, ненависти, агрессии, насилия. Мне и только мне разбираться с вопросами жизни и смерти. Армейский подход основан на психологии. На искусственном вмешательстве в мои ощущения. Никто не собирается мне что-то объяснять, потому что армии не нужно, чтобы я что-то понял. Ей нужен солдат. Боевая единица. Поэтому проверенными столетиями способом из меня вытаскивают мои привычные представления о реальности, в которой я смеюсь, плачу, страдаю, сомневаюсь и вечно что-то ищу. Вместо этого в меня вколачивают восприятие мира, в котором я должен выполнять определённые функции. Иначе – смерть. Для войны, в самом непосредственном смысле этого слова, такой способ приносит плоды, в виде мальчишек со сломанной психикой. С этим всё ясно. Кто беспокоится о душе, когда задницу спасать нужно. Я и сам другого способа не знаю. Но ведь некоторые действительно выживают на войне. И возвращаются в мир без войны с новым восприятием реальности. И что изменилось? А ничего. Кроме того, что раньше он бы тварью дрожащей, а теперь он тварь, которая думает, что имеет право. Например на то, чтобы ответственно заявить тебе в глаза, что ничего-то ты о смерти не знаешь. И это ещё будет самая безобидная из его глупостей. Моё частное мнение заключается, в том, что всегда будет разница между тем, кого перестроили и тем, кто изменился сам. Лично я хочу сражаться, осознавая что-то о сражении и себе в нём, а не потому что меня настроили на такую волну. Я хочу оставить себе простор для сомнений и дальнейших размышлений. Потому что именно в этом я вижу жизнь для себя. Мне нужны сомнения, чтобы понимать дальше и больше.

Может именно поэтому я люблю преподавать слабым. И тем, от кого отворачиваются другие школы и тем, кто сам себя начинает поедом есть. Да, я понимаю, что большинство из них никогда в файте не достигнут никаких серьёзных высот. Но, во-первых, это только то, что касается внешней стороны вопроса, потому что осознав свою слабость такой парень может начинать осознавать и силу. Он начинает думать свободнее, а это означает, что сама практика боевого искусства очень многое изменила в нём самом. А во-вторых, потому что слабому человеку легче принять свою слабость, чем сильным. Сильный человек настолько привыкает искоренять в себе слабости, что не может понять, насколько эти слабости ему необходимы, чтобы поддерживалась сама возможность борьбы. А ведь именно в этой внутренней борьбе происходит всё самое интересное для сознания. Тех, кто хочет быть однозначными победителями, а ведь многие и становятся ими, таких всего лишь хочется похвалить. Молодцы! Это очень круто! Но скучно…

Одним словом, лично для меня мало ценности в том, что хорошо сделано снаружи, но ничего не сделано внутри. А вот тех, кто помогает для того, чтобы это «внутри» развивалось, лично я практически не встречал. Особенно в теме файта. Именно поэтому родился такой проект, как “Другой Бой”. И я, как соавтор, приглашаю вас к нам. Может статься, мы окажемся нужны друг другу.

Автор:
Share to FacebookShare to VkontakteMore...



6 комментариев:

  1. “Не надо слишком серьезно относиться к себе”..
    Поразился, какой силой остраннения обладает эта фраза, даже если ее просто запустить себе в голову.
    Лекарство от сомнений, колебаний, нерешительности и прочего тормозящего мусора.
    Потому что, как только я начинаю примерять к себе это пожелание – все тормоза, стопорящие мои действия (сомнения, страхи, неуверенность, попытки просчитать все возможные последствия, вычислить наиболее выгодный способ и т.д.) просто разметаются. Остается только действие, о котором я думал секунду назад. Но теперь оно чистое, без стабилизаторов, которые только что держали его в крепких клещах. Только действие – либо сделал, либо нет.
    И в этот момент я во всей могучей, незамутненной красе вижу бесценность опыта. Поскольку только он и есть у меня. И он тем чище и, соответственно, ценнее, чем менее всякого мусора в виде оценок и опасений присутствует при его получении. А нужно-то всего – просто отодвинуть “себя любимого” в сторону и в эту сторону потом посмотреть.

  2. Ох, Лёша, волшебно излагаешь. Мечтательно. Но на пилюлю такая фраза не тянет. Она лишь предлагает тебе осознать корень внутренней несвободы. Это начало. И “серьёзно” в этом контексте читается, как “важно”. Например… “Мне очень важно стать внутренне свободным”! Вот ты уже и на крючке.

  3. Для меня она стала пилюлей именно потому, что высветила этот корень. О внутренней свободе думал уже какое-то время, но, видимо, не там искал. Находил решения, но они все были просто новыми рамками и требованиями к себе, т.е. суть новыми несвободами, еще глубже меня затягивающими. А эта фраза повернула всю конструкцию совершенно другим боком, вообще выключив из уравнения какие-то мои личные тормоза. И оказалось, что без них-то уравнение ничего не теряет. Только лучше считаться начинает.

  4. Думаю, что мыслить о внутренней свободе плодотворнее, когда уже свободен. Тогда в мышлении может случиться что-то интересное. Поэтому, я бы сказал, что ты искал не “не там”, а не тем.
    Вот если тебе надоело быть как другие, думать как другие, говорить как другие и ты захотел чего-то своего, то первое движение к свободе уже сделано. А чтобы до неё дойти, не нужно её желать (свобода, как предмет в твоём сознании ещё не появилась), а нужно желать не быть несвободным.

  5. Если все время от всех отличаться – тоже получится несвобода. Только с другой стороны. Буду все время стараться “изобрести велосипед”. А вдруг уже чего хорошего до меня выдумали? Что подойдет. Ведь иногда встречаешься с чем-нибудь, мыслью, делом, идеей и, поразившись, думаешь – да это ж прям, как я бы сам сделал, как будто для меня спецом!
    Мне кажется, надо “мерять”. Примерял, прислушался к себе. Подошло, село – можно поносить. Хреново село – выкинул. Ну, а уж если нечего мерять совсем – тогда уж сам. А то если постоянно самому – можно по полжизни идти к какой-нить прописной истине. Так ничего нового и не выдумаешь.

  6. А чем отличаться-то? Эти отличия ещё заработать нужно. Понять, осознать их. Это трудно. То, о чём ты говоришь похоже на желание получить статус свободного, развернуться и уйти ото всех. Я говорил о том, что будучи свободным, ты работаешь со всем, что тебя окружает. Но работаешь, как именно ты. Я не отрицаю того, что уже сделано. Если я согласен с чужой мыслью, то мыслю от неё дальше, как свободный. А носить эти мысли других в себе – это словно украсть у Ван Гога полотно и выдать за своё. Всё это прекрасно, конечно, но ведь не твоё. Если я буду писать картины, то хочу знать его работы, а не притворяться, что такого художника никогда не было. И всё же, пусть уж лучше не получится у меня моего, чем выйдут “Подсолнухи”.

Оставьте комментарий


Вам необходимо авторизироваться чтобы оставить комментарий.